.RU

ГЛАВА 2. ОБРАЗ ФИЛОСОФИИ В РЕФЛЕКТИВНОМ МЫШЛЕНИИ ЧЕЛОВЕКА - Ю. В. Петров антропологический образ философии


^ ГЛАВА 2. ОБРАЗ ФИЛОСОФИИ В РЕФЛЕКТИВНОМ МЫШЛЕНИИ ЧЕЛОВЕКА

§1. История предмета рефлективной философии

Но если философия по своему содержанию и не стоит выше своего времени, то она все же выше его по своей форме, ибо она, как мышление и знание того, что представляет собою субстанциальный дух ее эпохи, делает его своим предметом.

Гегель

Что же касается до мышления, то его несомненно характерное свойство, открываемое в непосредственном сознании и хорошо отмеченное в философии еще Платоном и Аристотелем, состоит именно в способности обращаться на самого себя, мыслить не, только о предмете, но и о самом мышлении о предмете, т.е. делать себя своим предметом. Исследование о мышлении есть самоисследование мысли...

В. Соловьев

Несмотря на кажущуюся очевидность и определенность вопроса о философии и ее предмете, представленного в учебной литературе ("философия есть наука о наиболее общих законах развития природы, общества и человеческого мышления"; "философия есть теория всеобщего" и т.д.), в действительности ответ на него совсем не такой простой и однозначный. Вопрос:

"что такое философия?" предполагает множество самых разнообразных и бесконечно далеко отстоящих друг от друга суждений; попытка подвести это многообразие ответов под одну простую формулу и выразить массу различных мнений одним понятием окажется делом весьма проблематичным. Философия предстает то житейской мудростью, то универсальной наукой, то учением о последних основаниях вещей и познанием абсолютного, то самопознанием человеческого духа.

Приоткрыть завесу, скрывающую от нас "тайну" философии, позволит, с одной стороны, рассмотрение предмета философии в истории философии, т.е. применение исторического метода к изучаемому явлению, с другой -попытка понять философское знание как рефлективную деятельность, в рамках которой принципиальное значение приобретает вопрос о "начале"


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

философии. В качестве критерия, позволяющего выделить самостоятельные периоды философии, обладающие выраженным своеобразием и вполне законченной смысловой определенностью, следует взять науку как родовое по отношению к философии понятие. Наука как логический критерий показывает, насколько философия приближается к самой науке, сливаясь с ней в определенные периоды общественной жизни (древняя Греция), либо отдаляется от нее по причине возложенных на нее задач нравственного воспитания или теоретического обоснования религиозных догматов (средневековье). Философия каждой эпохи лишь свидетельствует о той ценности, которой наделяется наука в соответствующие периоды исторического развития. В силу этого обстоятельства она есть либо наука, либо знание, выходящее за ее границы; как наука философия впоследствии становится рефлексией, т.е. теорией научного познания. Следовательно, из различного положения, которое занимает наука в те или иные периоды истории, вытекает и многообразие форм и значений философии; история философии не дает основания вывести какое-либо одно представление о философии.

В истории культуры понятие "философия" претерпело несколько значений': первоначально философская мысль претендовала на универсальное познание действительности, причем стимулом к познанию выступало само знание; мышление как бы из самого себя рождало страсть к познанию и это являлось последним основанием для созерцания мира, свободного от всяких практических интересов; итогом такого творчества, ограниченного "замкнутым кругом познавательных действий", оказывалась чистая теория как форма мышления. "Любознательность" культурного духа, освобожденного от насущных жизненных забот, когда он в своем стремлении получить знание ради самого знания без какой-либо практической цели затем наслаждается им как высшей социальной ценностью - явление, привнесенное в мировую цивилизацию древними греками. Жажда знания на основе "инстинкта" познания позволила им извлечь из мифологических представлений такие смысловые сущности, которые были положены в основание науки как нового и самостоятельного образования культурной жизни. Греческая философия первоначально выступает в виде единой науки: все, что в принципе может стать объектом познания - от "воды" как последнего "начала" мироздания у Фалеса до логики Аристотеля - концентрируется в синкретическом знании под названием "любовь к мудрости"; единая наука обнимает всю Вселенную, весь предметный мир. Правда, материал, которым оперирует научное познание, - мифологические сказания древности, правила житейской мудрости жрецов и поэтов, практические навыки торгового и ремесленного люда - ограничен и вполне вмещается в единую систему знания; он в принципе поддается обработке и подведению под немногочислен-

I См.: Виндельбанд В. Прелюдии. Философские статьи и речи. - СПб., 1904. - С.1-16. См. также: Челпанов Г. Введение в философию. Шестое издание. - М., 1916.

89


Часть I. Глава 2

ные основные понятия.

Оформление греческой философии в VI в до н.э. в единую науку ознаменовало рождение своеобразной духовности и менталитета Европы; в данном случае речь идет не столько о географии (хотя и это справедливо), сколько о формировании особой культуры и самостоятельного стиля научного мышления. В этом социокультурном образовании нашла выражение новая позиция человека по отношению к окружающей среде. Она заключалась в ориентации на рациональность как особый стиль мышления. Греческая философия изначально воспитывала такой взгляд на действительность, который характеризовался универсальностью·^ философия была универсальной наукой, учившей смотреть на мир как на единое целое (философия есть наука о мировом целом). Этот стиль мышления, характерный для маленького народа, предполагал установку, ориентированную на лежащий в бесконечности "нормативный образ" (Э. Гуссерль). "Нормативный образ" не выводится эмпирическим путем; он задан каждому человеку интенционально, вследствие чего его поведение и деятельность мотивированы общезначимыми нормами. Смысловые структуры этого рода ассимилируют эмпирическое многообразие действительности, поднимаются выше индивидуального различия, в силу чего человек утрачивает интерес к реальным вещам в пространстве. Создав концепцию универсальных идей, человек как бы перерождается и становится новым человеком: он, "живя в конечном, стремится к полюсу бесконечности"'. Историческое движение расширило духовный горизонт греческой культуры: начавшись в ограниченном пространстве и в определенное время, новая форма философского мышления переросла во всеобщую духовность, став феноменом ментальности Европы.

Вследствие роста эмпирического знания исторически возникла необходимость его дифференциации, разделения на отдельные предметы и изучения действительности соответствующими методами. Философия начинает делиться: каждая из выделившихся "философий" имеет свой предмет изучения и адекватные ему приемы познания. Греческий дух претерпевает коренные изменения: происходит его переориентация на изучение отдельных явлений.

Что остается от философии после выделения из нее конкретных наук? Когда единая наука разделяется на отдельные самостоятельные отрасли знания, каждая из которых сохраняет за собой функцию познания объективного мира, философия превращается в "первую философию" (πρώτη φιλοσοφία) - науку о последних основаниях действительности; все, что создано в конкретных сферах знания, синтезируется в общую картину Вселенной. Так понимает философию Аристотель, наделенный могучим системати-заторским духом; изучая науки (логику, физику, зоологию, ботанику, этику,

' Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Вопросы философии. - 1986. - № 3. - С. 104-110.

90


Образ философии в рефлективном мышлении человека

эстетику), он создает "метафизику", призванную постигать сущности, стоящие по ту сторону чувственного опыта. Познавая трансцендентные сущности, философия сохраняет за собой роль наиболее общей науки, в которой разорванное знание соединяется в единую научную картину мира.

Разделение научного труда совпало по времени с эпохой падения· греческого этноса; на место отдельных этнических культур пришла мировая эллинистическая культура. Но с веками эллинизм сменился Римской империей, а последняя уступила место средневековью. Этот глобальный исторический процесс поглощения индивидуальных культур осуществлялся на фоне действия следующих социальных факторов. Во-первых, формирующийся огромный социальный организм со своими самостоятельными интересами противостоял как нечто чуждое отдельной личности, подобно тому как необозримое целое противостоит отдельному атому. Во-вторых, процессы универсализации общественной жизни порождали такие тенденции в ходе социальной борьбы, которые побуждали личность оставаться по возможности независимой и самостоятельной в стихии исторического переустройства. В потоке разрушения великих держав и исчезновения целых народов только во внутреннем мире личности можно было сохранить чувство необходимости и смысла жизни; отсюда вопрос о правильном устройстве личной жизни, дающем представление о счастье и радости, приобрел первостепенное значение в умонастроениях мыслящих людей своего времени.

Переключение внимания на вопросы жизни ослабило интерес к чистому познанию: наука сохраняла свою ценность в той мере, в какой она объясняла смысл человеческого существования. "Первая философия" с ее научной картиной мира была необходима для того, чтобы показать место человека во всеобщей связи вещей и явлений объективной действительности и соответственно этому научить его правильно организовать свою жизнь. Образ жизни той эпохи непосредственно обусловил и стиль научного мышления: произошло подчинение знания жизни, а философия превратилась в руководство по организации добродетельной жизни. Философия с этого времени стала общей наукой о том, как человеку достичь счастья и быть добродетельным, т.е. превращается в науку о человеке.

Но варварское общество все больше дичало: страсть к богатству и наслаждению, с одной стороны, произвол и беззаконие, с другой, показывали всю призрачность и эфемерность стремления· достичь счастья и добродетели в земной жизни. Этот идеал переносится поэтому в иную - более высокую и чистую - область; этическая мысль превращается в религиозную, а философия становится Богопознанием.

В новое время (XVII в.) философия вновь становится общей наукой о мире. Она отказывается от средневекового предназначения быть этическим и религиозным учением. В идеалах Греции философия находит для себя оправдание быть чистым знанием, получить которое можно исключительно из себя самого, не обращаясь ни к чему эмпирическому и внешнему.


Чисть I. Глава 2

"Философия" приобретает вид прежней метафизики, идет ли речь о старых греческих системах либо о новых естественно-научных и математических концепциях.

В виду общего стремления к познанию и превращения его в высшую ценность сохраняется единство наук: еще нет противоположности между философией и естествознанием; последнее рассматривается как философия природы. Так, Галилей говорил, что он "философией занимался столько же лет, сколько месяцев математикой". Ньютон свои "Начала механики" первоначально назвал "Началами философии природы". Декарт опубликовал в "Философских опытах" вместе с рассуждением о методе "Диоптрику", а также исследование о метеорах и геометрию. Наука в контексте данного понимания рассматривалась как определенные части всеобъемлющего знания под названием "философия".

Однако внутри этого объективного процесса растет новая тенденция, уходящая своими корнями в позднее средневековье; ее суть состоит в том, что философское мышление начинает интересоваться наукой как таковой и процессом научного познания. Эта методологическая тенденция постепенно превращает философию в теорию познания. Философия отказывается от своих притязаний на познание последних сущностей вещей; в условиях глубокой дифференциации естественно-научного знания невозможно построить единую модель Вселенной. Отказ от метафизики с ее тщетными попытками объединить разрозненное знание в одно целое существенно изменил содержание философии: разрушив свой прежний объект, она сохранила свое право на существование, превратившись в теорию науки. Отныне философия становится наукой о науке; она не есть более миропонимание или учение о человеческой жизни - философия утверждает себя в качестве "наукоучения" ("Wissenschaftslehre") или "метафизики знания". Самосознание науки или рефлексия по поводу возможности и границ познания есть такой факт, который освобождает философию от разрешения неосуществимой в новых условиях задачи - поиска последних оснований бытия ("метафизики вещей") и одновременно свидетельствует об открытии принципиально нового объекта философского мышления; философия с этого времени занимается исследованием самого мышления (объект философии) и творческих способностей субъекта разрешать своими средствами гносеологические и онтологические вопросы: границы познания и достоверность знания, проблемы реальности и способы воспроизведения объекта знания и т.д. (метод философии). Начиная от рационализма Декарта и до гносеологического критицизма Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля проходит в качестве лейтмотива основная идея:

философия есть рефлексия и в качестве таковой она не совпадает ни по объекту, ни по методам исследования с отдельными науками; более того, сами эти науки в свете задач рефлексии выступают в качестве объекта философии, ибо последняя, исследуя внутренние закономерности всякой познавательной деятельности, становится теорией науки ("Метанаукой").

92


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

Генеральная тенденция саморазвития философской мысли в реальной действительности не была столь очевидно выражена. В массовом общественном сознании происходило постоянное снижение интеллектуального потенциала философского мышления до уровня, адекватного возможностям "массы", вследствие чего философию как рефлексию продолжали воспринимать в виде некой универсальной науки, синтезирующей подобно энциклопедии разрозненное знание в целостную систему. Масса не способна рассуждать об "амфиболиях рефлективных понятий" либо о "депотенцированном сознании"; гораздо нагляднее облик философии предстает в форме обобщенного знания, дающего простую схему действительности.

Указанное обстоятельство дополняется причинами иного порядка, уходящими своими корнями в XVI век. Со времен Галилея физика получает такое преимущество в системе наук, что стало возможно говорить о "новой науке". Суть ее превосходства состояла в том, что в ней сконцентрировались достоинства многих наук: она обладала дедуктивной строгостью математики, но в отличие от последней, оперирующей с "мнимыми" величинами, физика имела дело с реальными предметами. Естественно, что эта наука, наделенная такими превосходными свойствами, стала рассматриваться как "чудо разума", привлекая к себе лучшие умы. Но своего триумфа физическое знание достигает благодаря третьей особенности - возможности получать практические результаты. Физические истины, помимо их теоретических достоинств, были способны приносить материальные блага и обеспечивать господство человека над природой, если их применять в хозяйственной деятельности. Это последнее качество "новой науки" приобрело особую ценность в глазах буржуазии - класса, равнодушного к теории, но весьма пристрастного к материальной пользе. Социальное положение и психология "нового дворянства" таковы, что "буржуа желает разместиться в мире с удобствами и для этого вторгается в него, сообразуясь с собственным удовольствием. Поэтому буржуазная эпоха гордится в первую очередь успехами индустриализации и вообще полезными для жизни специальностями: медициной, экономикой, управлением. Физика приобрела невиданный престиж, потому что от нее произошли машины и медицина. Интерес, проявленный к ней массой средних людей, не плод научной любознательности, а материальный интерес. В подобной атмосфере и зародилось то, что можно было бы назвать "империализмом физики"'.

"Империализм физики" - практическое господство над природой, восторг перед комфортом, возведенным в жизненную позицию - становится эталоном истины; все науки стремятся походить на физику. Объективно они признали ее превосходство над собой и каждая из наук в отдельности пытается взять из ее лаборатории научного познания то, что как-то пригодно в гра-

Ортега-и-Гассет X. Что такое философия? - М.: Наука, 1991. - С. 66-67.

93


Часть I. Глава 2

ницах своего предмета.

Что происходит с философией в этих условиях? Философия, как и другие науки, подавлена успехами физики; она унижена и поставлена на службу физике. В интеллектуальной атмосфере "терроризма лабораторий" философы не могут воспользоваться своим преимуществом - показать уникальную способность человеческого разума быть рефлективным - и направляют свои усилия на обоснование самого факта физики, что равнозначно сведению философии к естественно-научному познанию. В данном обстоятельстве отражается давление массового сознания на умы философской "элиты", которая, оказавшись в плену обыденных представлений, стремится "возвысить, наконец, философию до уровня науки".

Итак, неудавшаяся попытка вновь вернуть себе положение "царицы наук" в новое время обернулась для философии утратой своего "суверенитета" и низложением ее до такого состояния, когда она может выполнять только обслуживающую роль. Данное обстоятельство рождает высокомерное отношение к философии, обывательскую уверенность в знании всех философских вопросов и административную потребность в разрешении дискуссионных проблем. Именно это имеет в виду Гегель, когда он пишет: "Эта наука часто испытывает на себе такое пренебрежительное отношение, что даже те, которые не занимались ею, воображают, что без всякого изучения они понимают, как обстоит дело с философией, и что, получив обыкновенное образование и опираясь в особенности на религиозное чувство, они могут походя философствовать и судить о философии"(§ 5).

Невостребованность подлинной философской проблематики и фактическое отождествление философии с философскими вопросами естествознания - в первую очередь с философскими вопросами физики - характеризовали состояние нашей отечественной марксистской философии до сегодняшнего времени. "Физикализм" философии выразился в сосредоточении исследовательской деятельности на таких вопросах, как: "Диалектический материализм и современная физика," "философское значение проблемы наглядности в современной физике", "Общая теория относительности и пространственно-временная структура Вселенной", "О соотношении форм движения материи", "Предмет и взаимосвязь естественных наук", "Генетика и диалектика", "Кибернетика и развитие", "Ленинское философское наследие и современная физика", "Логико-гносеологические проблемы квантовой физики" и т.д., и т.д.

Диалектический и исторический материализм были представлены в определенной законченной системе, но она выстраивалась, исходя из стихийного онтологического основания. Отсутствие рефлективного подхода неизбежно приводило к тому, что исходным понятием философской системы была категория материи. Материя объявлялась "последним (предельным) объяснительным понятием науки". Концепция человека, если она по счастливой случайности вспоминалась тем или иным мыслителем, занимала в системо-

94


Образ философии в рефлективном мышлении человека

творчестве откровенно второстепенное место, как некий "паразитарный" привесок. Общая логика мышления неизменно шла по схеме: "материя -развитие - человек (сознание)". Культ естествознания, большая любовь к палеозаврам и мастодонтам и отсутствие "человеколюбия к мелким скотам" (Ф.М.Достоевский), среди коих значится и сам человек, есть свидетельство переживаемого кризиса в современном мировоззрении. В данном случае вполне уместно сравнение "физикалистской" философии с тем экономическим материализмом, т.е. бессубъектной философией, о котором в свое время говорил В. Соловьев: "В окошко экономического материализма мы видим один задний, или, как французы говорят, нижний, двор (la basse cour) истории и современности; окно отвлеченного морализма выходит на чистый, но уж слишком, до совершенной пустоты чистый двор бесстрастия, опрощения, непротивления, неделания и прочих без и не..."

Официальная ("хлебная") философия давала вполне приличный заработок всем тем, кто был пристроен к ней со своими семьями и хотел жить за ее счет; но такая наука была мало пригодна, чтобы реализовать свое основное назначение - заниматься поиском истины. Принцип "сначала жить, затем философствовать" слабо совместим с идейной убежденностью; среди большой армии философствующих доктринеров практически не нашлось личности, хотя бы отдаленно напоминающей легендарного римского полководца Марка Атилия Регула, добровольно пришедшего в Карфаген к пунам, чтобы быть верным слову, данному врагам, и выразить им свое презрение; при первой же трудности эти господа побежали в другой лагерь, чтобы столь же успешно зарабатывать на жизнь уже иной "милейшей университетской философией". Подобно профессорской схоластике в прошлом, их философия была таким собранием взглядов, такой концепцией, "которая, обремененная сотнями взглядов и тысячами соображений, опасливо лавирует на своем пути, всегда имея перед глазами страх Господен, волю министерства, уставы государственной церкви, желания издателя, одобрение студентов, дружеские отношения коллег, политическую злобу дня, летучее настроение публики и невесть что еще?" (А.Шопенгауэр).

Гносеологические корни "физикализма" отечественной философии объясняются практической реализацией тех задач, которые были сформулированы В.И.Лениным в работе "О значении воинствующего материализма": установить "союз с представителями современного естествознания". Преданно служа "без лести", подобно Аракчееву, эти философы довели до абсурда ленинскую идею вооружения естествоиспытателей "солидным философским обоснованием", т.е. диалектическим материализмом. Благодаря их стараниям, в действительности произошла такая парадоксальная трансформация, когда не естествознание "без философских выводов" не могло "обойтись ни в коем случае", но философия не могла существовать самостоятельно без естествознания.

Однако история развития науки (как и гражданская история) имеет ту

95


Часть I. Глава 2

особенность, что ее судьбы ни в малой степени не зависят от политической конъюнктуры и субъективных пристрастий того или иного ученого. Пока философия оставалась теорией физического познания, сама физика вынуждена была заняться теорией науки. В основе физического знания лежат такие принципы, которые невозможно исследовать, оставаясь в пределах самой физики. Отсюда явно выраженное стремление физиков к философии:

начиная с А. Пуанкаре, Э. Маха, П. Дюгема и кончая А. Эйнштейном и М. Борном прослеживается закономерность, когда теория физического познания развивается самими физиками.


§2. Сущность философской рефлексии

Ψυχην αρά ημαζ κελεύει γνωρισαι ο επιταττων γνωναι εαυτόν.

^ Тот, кто велит нам познать самих себя, приказывает познать свою душу.

Платон

...человек, это сложное, многостороннее, способное к развитию, исполненное потребностей и доступное бесчисленным ударам существо, чтобы отстоять свое бытие, должен был получить свет двойного познания; к его наглядному познанию должна была присоединиться как бы его повышенная ступень, рефлексия, - разум как способность к абстрактным понятиям.

А. Шопенгауэр

Тайна реальности раскрывается не в сосредоточенности на объекте, предмете, а в рефлексии, обращенной на акт, свершаемый субъектом.

Н.Бердяев

Философское мышление возникает из внутреннего бытия души, которая в мыслях ищет сознание самой себя, а тем самым объективации и сообщения.

К. Ясперс

После многих лет блужданий философия может восстановить свой облик на пути теоретической разработки рефлективной природы человеческого разума. Философия уже была теорией рефлексии, но известные причины - успехи в развитии физики и массовизация сознания философской -диаспоры -привели к существенной деградации философской культуры. Сегодня философия вновь должна завоевывать право на существование, как это случалось с ней в прошлые века. Такова судьба философии, во многом трагичная по своей сути: ей приходилось и приходится постоянно бороться за право жить самостоятельно, не выполняя "социального заказа". На протяжении всей истории культуры обнаруживается враждебное отношение к философии и притом с самых разнообразных сторон: сверху и снизу - со стороны идео-

4. Заказ 93. Ю.В. Петров.

97


Часть I. Глава 2

логии и науки. Постоянно подвергается сомнению сама возможность философии, поэтому каждый философ, как метко замечает НА. Бердяев, "принужден начинать свое дело с защиты философии и оправдания ее возможности и плодотворности".

Существует множество определений философии, каждое из которых отображает определенное видение действительности сквозь призму того или иного постижения жизни. Общим условием любого философствования должно быть удивление. Философом делается каждый непременно в силу удивления (ναυμαζειν, πανοζ), от которого он желает освободиться, говорит А.Шопенгауэр. Правда, истинных философов отличает от неистинных "маленький" рубеж: первые удивительные явления находят в самой реальной жизни, вторые - в готовых книгах. В самом деле, философский взгляд на действительность характеризуется крайней степенью непохожести на обыкновенный ум: в то время как отыскание истины в обычной жизни мотивируется либо практическими потребностями, либо нравственными мотивами, либо политическими интересами, либо, наконец, исходит из уверенности, что "так должно быть", особенность философского умопостижения покоится на свободе от житейских, политических и иных детерминирующих факторов; философские рассуждения осуществляются в области чистой мысли. Это означает, что истины философии носят безусловный характер, а сама безусловная достоверность философского знания достигается благодаря умственному испытанию, которому разум добровольно подвергает себя сам. Теоретическая философия находит критерии достоверного знания в самой себе; процесс мышления обязательно начинается с самого мышления, т.е. предполагает некоторое "начало" как исходную точку мысли. Из данного положения вовсе не следует, что философское мышление не нуждается во внешней действительности и все свое содержание целиком черпает из самого себя. Подобный взгляд означал бы некую мистику, креационизм, на деле никогда не встречающиеся. Все, что означает данное утверждение, сводится к тому, чтобы не принимать на веру ни одного положения, пока оно не будет проверено критической мыслью. Иначе сказать, дело не в том, что следует отбрасывать существующие факты до тех пор, пока они не смогут быть воспроизведены самим мышлением; задача философии - найти опору в бесконечном по своим возможностям духе и не принимать факты чувственного или иного опыта как необходимую достоверность, без предварительного испытания разумом. Например, обыденному сознанию факт зрительного восприятия вещи предстает неопровержимым доказательством объективного существования самой вещи; скептически настроенному философу аналогичный факт будет свидетельствовать лишь о явлении рассудочного сознания, но не о вещи как таковой. Для него между утверждением "вещь" и утверждением "сознание вещи" лежит долгий и трудный путь превращения второго в первое через обоснование достоверности знания. Философская деятельность ума исходит из предпосылки - и в этом состоит особенность

98


Образ философии в рефлективном мышлении человека

философского познания, - что достоверность философской мысли и критерий истины кроются в ней самой, но не находятся в чем-то внешнем и потустороннем.

Поскольку философское знание есть для себя критерий и мерило достоверности, то оно может осуществиться при условии, что поиск истины в свою очередь опирается на чистые и бескорыстные помыслы субъекта. Требование добросовестности при отыскании истины говорит о' включении нравственных начал в теорию философского познания. Нравственные нормы, будучи органически соединенными с логическими формами мышления, составляют основу теоретической философии. "Но философия отличается ото всего другого и философский ум - ото всякого иного лишь тем именно, - подчеркивал автор этой идеи В.Соловьев, - что интерес чистой истины есть здесь самое важное и ценное и ничему другому подчинен быть не может; следовательно, отказ от добросовестного искания истины до конца есть отказ от самой философии"1. Философия в ряду других наук отличается, следовательно, рефлективностью, способностью получать ответы на главные вопросы теории познания - достоверности и объективности знания - через обращение к собственному мышлению, в котором она находит все необходимые критерии и инструменты проверки; теоретическая философия основание мышления усматривает в некотором "начале", как такой исходной точке, откуда начинается процесс самопознания. Этика познания входит составной частью в мыслительный процесс, являясь сильным внутренним стимулом отыскания истины; нравственные нормы, если процесс познания не подчиняется другим интересам, способны защитить трудный поиск искомого знания от всяких форм заблуждений и лжи.

Одно из определений философии, работающее на идею рефлективности философского знания, сводится к тому, что философия есть такая форма мысли, когда конкретные явления действительного мира познаются абстрактным способом. В обычных условиях бесконечное многообразие отдельных явлений познается человеком наглядно и в конкретных формах (in concrete); отображение реальной действительности происходит посредством чувств и рассудочных понятий. Поскольку такое созерцание мира неустойчиво и выражается бесконечным множеством частных суждений, философия в целях экономии мышления переводит разрозненные знания в некие универсальные и постоянные понятия, обладающие свойством стабильности по отношению ко всяким изменениям. Философия абстрактно (in abstracto) отображает мир как целое, так и отдельные его составляющие. Универсализация философского мышления позволяет прибегать к таким отвлеченным приемам, когда единичное мыслится в форме всеобщего, а всеобщее - в форме единого. Способность к философии, пишет по этому поводу

Соловьёв B.C. Теоретическая философия. // Сочинения в 2-х томах.- М.: Мысль, 1988. - Т. I. С. 766.

99


Часть I. Глава 2

А.Шопенгауэр, и заключается именно в том, в чем полагал ее Платон, - "в познании единого во многом и многого в едином. Философия, таким образом, является суммой очень общих суждений, основой познания которых служит непосредственно самый мир во всей своей целостности, без какого-либо исключения, то есть все, что существует в человеческом сознании; философия является совершенным повторением, как бы отражением мира в абстрактных понятиях, которое возможно только посредством объединения существенно тождественного в одно понятие и выделение различного в другое понятие'4. Иначе сказать, продолжает мыслитель, философия в абстрактной, всеобщей и ясной форме воспроизводит мир во всем его многообразии, а отраженный снимок предъявляет разуму в устойчивых и всеобщих понятиях. Такую задачу ставил перед философией Ф. Бэкон, который, полагал: "лишь та философия истинна, которая с совершенной точностью передает голоса самого мира, написана как бы под диктовку мира, представляет собой не что иное, как его образ и отражение, и ничего не прибавляет от себя, а только повторяет и дает отзвуки".

Философия как форма мышления рефлективна по определению: она оперирует исключительно абстрактными понятиями, имеющими рефлективную природу. Человеческое мышление (сознание) по источнику знания предстает в виде рассудка и разума или иначе - чувственного и рационального познания. Рассудочные представления всегда конкретны (in concrete) и наглядны; оперирующий наглядными представлениями субъект, по сути, оперирует реальными объектами в силу их простого тождества по содержанию. Человек труда, имеющий дело с единичными объектами, отдает предпочтение наглядным представлениям: они говорят ему гораздо больше о мире, чем пустые абстракции: эмпирическое познание он ценит значительно •выше, чем теоретическое.

Но человек наряду со своей жизнью in concrete ведет и другую жизнь - in abstracto. В первой жизни он полностью подчинен обстоятельствам и должен бороться, искать, страдать и, наконец, умирать. Во второй жизни - in abstracto - человек поступает иначе: посредством свободного разума он спокойно созерцает первую жизнь со всеми ее страстями и сиюминутными интересами, а также тот мир-представление, который вынуждает его сражаться со всеми ураганами действительности. В "уменьшенном эскизе" жизни (А.Шопенгауэр) просматривается равнодушие, трезвый и холодный разум, ибо человек здесь выступает в позиции стороннего наблюдателя; его перестает волновать все то, что чрезвычайно беспокоит как участника и актера жизненной драмы.

Способность мышления познавать единичное в форме всеобщего означает, что разум существует в виде рода, т.е. как общественное явление. Уметь

' Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. // Собрание сочинений в 5-ти томах. - М.:

Московский Клуб, 1992. - Т. 1. - С. 119-120.

100


Образ философии в рефлективном мышлении человека

определять своим предметом всеобщее, постигать единичность вещей, данных в чувственном сознании, как объективное и бесконечное всеобщее может только коллективный ("обобществленный") разум, достигший чрезвычайно высокой стадии развития. В этом факте обнаруживается то обстоятельство, что сознание вышло из своего естественного состояния -"погруженности в материю" - и на определенном этапе самодвижения делает предметом мышления самое себя; постигнув себя в мысли, рефлективное сознание познает post festum все предшествующие уровни материи как движение от низших ступеней к высшим. Именно такая парадигма мышления -все внешнее и предметное трактовать как мысль - делает понятным парадоксальное утверждение Аристотеля, что сама материя есть "рефлексия в сознании" а потому - "имматериальна".

Философия есть одна из разновидностей коллективного разума и появляется лишь в определенную эпоху развития человеческой культуры. Именно она отображает в теории такое состояние в историческом развитии общественного сознания, когда этот коллективный разум времени начинает осознавать себя как мыслящий дух. Эту рефлективную сущность философии никто не понял лучше Гегеля в истории философской мысли. Наступает такой период в жизни народа, говорит Гегель, когда он начинает философствовать, когда у него появляется своя определенная философия. Определенность философии полностью совпадает с определенностью "народного духа", т.е. с общественным сознанием, а также с определенным "образом народов", т.е. укладом и организацией их жизни. Определенная философия ("образ философии") является стороной этой общественной и политической жизни, а также форм общественного сознания: организации производства, государственного устройства и формы правления, нравственности, искусства, науки, религии. Вся целостность и совокупность социальной жизни - этот богатый "дух народа" - есть "организация, собор, в котором имеются своды, залы, ряды колонн, разнообразные части, и все это произошло, как целое, по одному плану". Философия есть одна из составляющих этой сложной системы. Если "дух народа" стихийно разрабатывает и распространяет достигнутый им уровень своего самосознания, то философия как высшая ступень этого общественного сознания и духовная сторона реальной жизни призвана быть самосознающим духом. Философия есть "понятие" всего образа духа, есть сознание всего состояния народа, а потому в ней, как в фокусе, отражается все многообразное целое, каковым выступает общество на определенном этапе исторического развития. Философия в этом смысле есть "дух времени как мыслящий себя дух"; следствием такого ее положения в обществе является то, что она "совершенно тождественна со своей эпохой"'. Философия как рефлективная форма мысли делает своим предметом общественное сознание во всем его многогранном богатстве; в ней, как в зеркале, отража-

Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Книга первая. - СПб.: Наука, 1993. - С. 111.

101


Часть I. Глава 2

ется вся социальная жизнь, а потому философия есть знающее себя понятие или самосознание конкретной исторической эпохи в отличие, например, от истории, являющейся автобиографией общества или наукой о своем собственном человеческом общежитии в прошлом.

От Бэкона и Декарта до Канта и Гегеля в новоевропейской философии субъект, объект и рефлексия рассматривают как сущности, принадлежащие единому антропоцентрическому сознанию. Лишь Фейербах и Маркс противопоставляли себя классической философии ив первую очередь Гегелю. Но даже и Маркс, при всей его критике спекулятивно-диалектической философии гегельянства, во многом и весьма существенном оставался приверженным философской доктрине Гегеля. Несмотря на осуществленный перевод (возможно, даже редукцию) философской проблематики из области теории рефлексии в область метафизики труда, практически-действенного преобразования действительности, при котором гегелевская феноменология бытия -как-сознания преобразуется в "философию хозяйства", Маркс тем не менее остается в ранний период творчества на позициях гегелевской метафизики самосознания. Весьма интересно в этой связи его рассуждение: "Но философы не вырастают как грибы из земли, они - продукт своего времени, своего народа, самые тонкие, драгоценные и невидимые соки которого концентрируются в философских идеях. Тот же самый дух, который строит железные дороги руками рабочих, строит философские системы в мозгу философов"'. Как явствует из сказанного Марксом, в реальной жизни существует неразрывное единство познания и практики; включенность мышления в предметную деятельность в рамках единого субъекта-общества позволяет философии как наиболее развитой форме теоретического знания аккумулировать в себе всю социальную жизнь и сделать ее предметом философской мысли. Философия вследствие этого выступает "философией жизни" - знанием, в котором в форме всеобщего представлены схемы предметно-практической и познавательной деятельности; последние свидетельствуют об уровне развития общества и степени его самосознания.

Все вышесказанное дает полное право сказать, что в основании теоретической философии лежит категория рефлексии. Уже в античной философии, в частности у Аристотеля, встречаются высказывания о рефлективной природе человеческого мышления: "...ум мыслит сам себя..., и мышление его есть мышление о мышлении"2 (νοεζιζ νοεζεοζ),. хотя древние мыслители и не употребляют собственно понятие "рефлексия". Декарт полагал, что наибольшей ясностью, отчетливостью, т.е. непосредственной очевидностью, а также максимальной достоверностью обладает самосознание или мысль о самой себе. Рефлективное, знание существенно отличается от знания внешних объектов; последнее всегда опосредованно, тогда как первое непосред-

' Маркс К., Энгельс Ф. Соч. T.I. - С.105. 2 Аристотель. Сочинения в 4-х томах. - М.: Мысль, 1976. - T.I. - С.316.

102


Образ философии в рефлективном мышлении человека

ственно, т.е. имеет прямой доступ к субъективной сфере. Рефлексия есть такое состояние человеческого ума, которое характеризуется знанием об объекте и одновременно верификацией себя на предмет достоверности и очевидности. Иначе сказать, для Декарта то знание будет отвечать критериям ясности и отчетливости, которое в принципе может быть соотнесено с актом субъективной рефлексии.

Также и для Канта трансцендентальная рефлексия строится на "дуализме" мыслительной деятельности: с одной стороны, познание занимается предметами, а с другой - "способом нашего познания предметов". "Система таких понятий будет называться трансцендентальною философиею"1, - подчеркивает Кант. Не все познание нуждается в размышлении, обращает внимание Кант. "Размышление (reflexio) имеет дело не с самими предметами, чтобы от них получить знание. Это состояние души, в котором мы прежде всего приноравливаемся к тому, чтобы найти субъективные условия, при которых мы можем дойти до понятия. Это сознание отношения данных представлений к нашим различным познавательным источникам и только посредством его может быть правильно определено их отношение друг к другу" (там же, с. 224). Состояние рефлексии (размышления) диктуется исключительно философскими потребностями: в том случае, когда, возникает методологическая необходимость обоснования знания на предмет его истинности и достоверности, т.е. соответствия объективной действительности, используется процедура критики познания. Как правило, такой проблемы не возникает в специально-научном познании; последнее видит свою задачу в том, чтобы получить знание об объектах. Отсюда и вытекает, что философское мышление есть познание принципиально иного рода; рефлексия над предметным знанием позволяет получить новое знание благодаря выходу за пределы уже имеющейся системы научных воззрений. "Можно было бы сказать, что... трансцендентальная рефлексия (которая применяется уже к предметам) заключает в себе основу возможности объективного сравнения представлений друг с другом и, значит, резко отличается от последних, так как здесь познавательная способность не одна и та же" (там же, с. 225).

Рефлексия в понимании Гегеля есть "чистая" мысль, свободная от всякого "материала" или предметности. Она уходит в самое себя, а потому предстает как чистое "у-себя-бытие", как абсолютное тождество мыслящего и мыслимого, как "рефлексия-в-самое-себя" (§31, §113)2. Мышление трансформируется в рефлексию, когда оно "находится у самого себя, соотносится с самим собой и имеет своим предметом само себя" (§28). Все познание может быть представлено в трех формах: непосредственного, рефлективного и философского знания. Достоинство рефлективного знания заключается в том, что оно преодолевает недостатки непосредственного знания - наив-

' Кант Иммануил. Критика чистого разума / Перевод М.Н. Соколова. - СПб., 1902. - С.42. 2 Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. - М.,1974. - T.I. Наука логики.

103


Часть I. Глава 2

ность и догматизм, веру в существование вещей в себе, некритическое использование метафизических категорий (материя, сила, бесконечность) - и объясняет процесс философского познания в виде сложной деятельности, где любая эмпирическая непосредственность уже опосредована мышлением или "началом". Рефлексия есть прежде всего движение мысли, активная деятельность ума, когда удается выйти за пределы изолированной непосредственности и кажущейся определенности посредством установления связи и отношения с другими непосредственными определенностями. Задача философского познания, говорит Гегель, как раз и состоит в том, чтобы снять всякую непосредственность и свести вещи к мыслям - "именно к определенным мыслям" (§ 104). Система "абсолютного идеализма" в лице Гегеля провозглашает в связи с этим свой главный тезис концепции рефлективного разума - философия есть постижение действительности в форме понятия.

Идея рефлексии как особого рода мышления древними мыслителями (Аристотелем) была высказана случайно, всего лишь констатирована и не получила специальной актуализации в силу очевидных обстоятельств: концепция субъективности как предпосылка самосознания оформилась в философии значительно позже - с появлением скептицизма и зарождением христианства. Однако если опустить все промежуточные звенья, влиявшие на филиацию идей (к тому же не всегда видимые сегодня, по прошествии двух с половиной тысяч лет), то можно утверждать, что на новоевропейскую философию в лице Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля помимо Декарта оказало влияние творчество Дж. Локка, в частности, его учение о источниках познания'. Согласно Локку, существуют два рода опыта: "sensation" и "reflexion", -соответствующие внешнему и внутреннему чувству. Во внешнем чувстве отображаются воздействия внешнего мира, во внутреннем - наши собственные действия и состояния; Локк полагает, что эти два рода опытного знания существенно отличаются друг от друга по содержанию. В reflexion сосредоточен опыт человека о его собственной психологической деятельности; чтобы знать внутреннее состояние души, необходима особая сила "рефлексии". Между внешним (sensation) и внутренним (reflexion) опытом как самостоятельным знанием существует определенная зависимость, своего рода причинная связь: деятельность рефлексии возможна при наличии внешних восприятий. Состояние рефлексии как особого рода движение мысли, как внутренний опыт души над собой непременно мотивируется внешним опытом - знанием, получаемым от воздействия внешнего мира; это предметное знание и выступает в качестве первичного по содержанию, над которым осуществляется операция самопознания.

Под рефлексией в философской литературе понимается человеческое мышление, которое имеет своим предметом само себя; это есть мышление,

' См.: Виндельбанд В. История новой философии в её связи с общей культурой и отдельными науками. - СПб., 1908. - T.I. - С. 208-209.

104


Образ философии в рефлективном мышлении человека

подвергающее критике те представления, которые сформировались в сфере сознания под влиянием внешних воздействий. Рефлексия (reflexion) в буквальном смысле означает обращение назад; в нашем случае рефлексия есть обращенность мышления на само себя - собственное знание, его содержание, формы и методы познания; подвергая критическому анализу содержательную и инструментальную (формы и методы познания) стороны сознания, самопознание раскрывает внутреннее строение и духовный мир человека.

В рефлексии наблюдается тождество субъекта и объекта мышления:

мысль и мыслимое сливаются здесь до полного взаимопроникновения. Мысль как субъект предпринимает реальную попытку постичь самое себя, т.е. становится для себя объектом. Объект мысли, в свою очередь, не есть нечто внешнее для субъекта, поскольку содержание мышления есть уже субъект; в этом факте обнаруживается переход внешнего во внутреннее -превращение воздействия явления внешнего мира в субъективный образ мышления. В рефлексии объект не просто переносится внутрь субъекта и созерцается как нечто с ним единое, как полагал Плотин, - отнюдь нет;

объект как содержание мысли и сама мысль едины, принадлежат целостному субъекту и противостоят друг другу лишь в зависимости от заданного угла зрения. Поскольку объект мысли тождествен самой мысли (мысли без конкретного содержания не существует), постольку процесс созерцания равнозначен процессу самосозерцания.

Тонкий аналитик мышления, глубокомысленный А.Шопенгауэр связывает истоки возникновения рефлексии с особым классом представлений, свойственных только человеку, - понятием и его субъективным коррелятом -разумом. В познании существуют ясные, отчетливые и непосредственные представления; это своего рода наглядные образы в границах чистого созерцания, служащие сами себе порукой на предмет их достоверности и очевидности. Помимо них в познании используются абстрактные, дискурсивные понятия разума; природа их такова, что они по своему содержанию зависят от наглядных представлений. Переход от рассудка и чувственности, выраженных в непосредственных и наглядных представлениях, к абстрактным понятиям разума напоминает переход "из непосредственного солнечного света в заимствованное отражение луны": первые ясны, тверды, несомненны, вторые - зыбки, неотчетливы и порождают сомнения и заблуждения. Если в наглядных представлениях рассудка искажение действительности видимостью бывает кратковременным, то в абстрактных понятиях разума заблуждение может существовать в течение тысячелетий.

Разум, делая предметом мышления представления, которые с точки зрения объекта можно свести к пространству, времени и материи, а с точки зрения субъекта - к чувственности и рассудку, обнаруживает познавательную способность, присущую исключительно человеку - способность, которая называется рефлексией. Рефлексия есть такая познавательная деятельность ра-

105


Часть I. Глава 2

зума, в основе которой лежит 'отражение" - нечто производное от наглядного познания; данная деятельность осуществляется в своих специфических формах, отличных от форм чувственного созерцания. Рефлективное мышление - это новое, "возведенное в высшую степень познание"; рефлексия осуществляется благодаря абстрактному отражению всего интуитивного в отвлеченных понятиях разума. Этим, говорит Шопенгауэр, человек отличается от животных, сознание которых ограничено рассудком; одинаково сильно превосходит он своих неразумных собратьев и мощью, и страданиями. Они живут только в настоящем, он, помимо этого, - в прошлом и будущем; они действуют исходя из сиюминутных потребностей, он планирует свою жизнь на основе предвидения происходящих событий; они находятся в жесткой зависимости от непосредственных впечатлений, он руководствуется абстрактными понятиями, независимыми от настоящего. Благодаря рефлективной способности разума человек может совершать обдуманные действия, невзирая на случайные впечатления минуты; он в состоянии спокойно вести искусственные приготовления к собственной смерти, унести свою тайну в могилу, притворяться до неузнаваемости и т.д. Особенно важными проявлениями разума, свидетельствующими о его рефлективной способности, являются такие, как контроль над собственными аффектами и страстями, умение делать умозаключения и выдвигать общие посылки, достоверность которых предшествует эмпирическому опыту и т.д.

Рассудком человек познает причинную связь - отношение, складывающееся между причиной и следствием; функция разума заключается в образовании абстрактных понятий. Несмотря на то, что между наглядными представлениями и отвлеченными понятиями существует принципиальное различие, они находятся в тесной связи друг с другом. Рефлексия есть "неизбежное воспроизведение, повторение наглядного мира первообразов", хотя повторение осуществляется средствами отвлеченного мышления и дает качественно новый результат в отношении полученного знания. Абстрактные понятия рефлексии поэтому могут быть названы "представлениями о представлениях"; наглядные образы служат основой познания для абстрактных понятий; последние существуют благодаря понятиям чувственного созерцания. Таково свойство абстрактных понятий - быть "представлением представления"; их сущность заключается только в том, чтобы находиться в "отношении к другому представлению". Следовательно, "весь мир рефлексии коренится в наглядном мире как своей основе познания"'.

В основе рефлексии, таким образом, лежит разум; можно сказать иначе и рефлексию представить как оборотную сторону разума: наличие разума у человека означает наличие у него рефлективной способности ума. Нельзя дело представлять так, что разум есть причина рефлексии в прямом смысле. По всей видимости, правильное представление о месте рефлексии в позна-

' Шопенгауэр А. Собрание сочинений в 5-ти томах. - С. 84. 106


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

нии субъекта должно сводиться к тому, что между разумом и рефлексией следует усматривать функциональную связь. Функциональная зависимость предполагает логическое отношение между ее членами: где есть субъект, там есть объект, где есть разум, там есть рефлексия и наоборот.

Согласно Шопенгауэру, разум есть сила духа, отличающая человека от животного. Благодаря разуму человек мыслит и знает, в то время как животное ощущает и созерцает. Необходимым орудием разума является язык, поэтому в ряде языков (греческом, итальянском) язык и разум обозначаются одним и тем же словом (о λογοζ). Разум, говорит Шопенгауэр, сам по себе не имеет ничего, кроме бессодержательных форм мышления, таких как законы тождества, противоречия, исключенного третьего и достаточного основания; понятия рационального мышления возникают после наглядных представлений, которые дают им необходимое содержание. Например, в математике разум получает свое содержание из наглядно известных до всякого опыта представлений пространства и времени, в естествознании - из рассудочного представления о законе причинности и т.д.

Разум (о λογοσ, το λογιστικον, το λογιμον, ratio) как знание есть способность духа самопроизвольно воспроизводить такие суждения, которые свою основу имеют в чем-то другом, т.е. вне себя самих. Знание - это свободная деятельность духа, при которой наглядное познание становится объектом абстрактной мысли. Таким образом, в строгом смысле слова, только абстрактное познание есть знание; оно обусловлено разумом и представляет собой закрепление в понятиях разума того, что познано иным путем. Что касается самих понятий, то они абстрактны, отвлеченны и никогда не опускаются до частностей; абстракции мысленно устраняют конкретное и индивидуальное и в этом смысле не совпадают с реальностью, которая полна различных нюансов и модификаций действительности, но являются всеобщим знанием.

Поскольку разум предполагает наглядное познание в качестве своего объекта, то, как отмечалось, вместе с этим он обнаруживает свою рефлективную способность. Шопенгауэр в этой связи вводит в гносеологию новое понятие "рефлекса", пытаясь точнее раскрыть природу рефлективного знания. Для него "абстрактное знание... представляет собой рефлекс наглядного представления и основывается на нем"', хотя и не совпадает с последним;

напротив, между ними никогда нет полного соответствия. В качестве примера указанного несоответствия используется состояние смеха - неожиданного осознания несовпадения какого-либо понятия и реального объекта, объясняемого этим понятием. Всякий смех возникает в связи с парадоксальным и потому неожиданным подведением определенного объекта под известное понятие, в действительности являющихся абсолютно непохожими друг на друга.

Всякое знание, за исключением чистой логики, возникает на пути рассу-

' Шопенгауэр А. Собрание сочинений в 5-ти томах. - С. 100.

107


Часть I. Глава 2

дочной деятельности, полагает Шопенгауэр. Его источником оказывается чувственный опыт, поэтому по своему характеру оно является наглядным. Только рассудок познает наглядно действие рычага, полиспаста, шестерни, удержание самим себя свода и т.д. Разум лишь переносит конкретное знание в свою сферу и придает ему особые формы, делая его совершенно другим родом познания - абстрактным знанием. Последнее есть поднявшееся до осознания in abstracto наглядное познание, есть выраженное в понятии представление о совокупности каких-либо объектов; в этом заключается функция науки.

Познание через разум не расширяет нашего знания о мире, считает Шопенгауэр; оно лишь дает новую форму исходному знанию, полученному другим путем. Однако переработка всего того, что было познано интуитивно и конкретно, и придание ему формы абстрактного знания имеет чрезвычайно важное значение, ибо делает возможным его сохранение, а также передачу и использование в практической жизни. Целенаправленная, связная и планомерная деятельность строится на общих положениях, т.е. опирается на абстрактное знание и в принципе не может исходить из познания частных и единичных случаев, присущего рассудку.

Рефлективный разум по своей сути является практическим. Опираясь в своей деятельности на абстрактные понятия, человек силой своего духа преодолевает собственную "животную природу" - инстинктивные влечения, желания, страсти, а порой совершает и самое страшное для себя -добровольно идет на казнь или самоубийство - во имя достижения поставленных целей. Марк Атилий Регул спокойно идет к пунам на мучительную смерть, юноша Сцевола без страха кладет руку в огонь, выражая тем самым презрение врагам, Мария Стюарт выбирает великолепный, праздничный наряд для своего последнего выхода с намерением: "пусть увидит мир, как умирает королева в католической вере и за католическую веру" - все эти факты показывают пример несгибаемой воли исторических персонажей, сформировавшейся посредством разума, - пример, где идейными побуждениями выступают общие понятия, но не единичные представления и сиюминутные впечатления.

Рефлективное мышление свидетельствует, что разум и нравственность в поступках людей не совпадают; поступать нравственно и поступать разумно есть две вполне самостоятельные вещи. Разум может лежать как в основании зла, так и в основании добродетели; он совместим с тем и другим в одинаковой степени и будучи соединен с ними, дает им огромную силу. Нет границ в разрушительной и гибельной деятельности человеческого зла, нет таких преград, перед которыми могло бы остановиться преступление. "Из гранита жестокости и несправедливости воздвигаются великие государственные сооружения, и неизменно фундаменты их скреплены кровью; в политике не правы только побежденные, неумолимой поступью шагает история через их трупы" (Ст. Цвейг). Также и добро в мутном потоке жестокости

108


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

и насилия неодолимо пробивает себе узкую тропинку; посреди всех ужасов "нет-нет да и мелькнет проблеск человеческого величия".

С древнейших времен существует убеждение, что все превратности жизни можно победить рефлективным разумом; в этом обстоятельстве - теоретическом подчинении жизни - обнаруживается та вершина, на которую способен подняться человек в плане наиболее полного развития практического разума. Жизнь полна мук и терзаний, страха и страданий, утверждали стоические мудрецы. "Надо обрести или разум, или петлю", - говорил Антисфен;

это означает, что поскольку жизнь тяжела и невыносима, то следует либо возвыситься над нею разумом, либо уйти из нее. Обреченность на страдания преодолима, если от внешней действительности обратиться к внутреннему миру и в нем найти спокойствие духа. Достичь такого состояния возможно, если удастся освободиться от надежды - желаний и притязаний, скрытых в нас; фактически нас мучают не зло и не недостижимые блага, а неосуществленные желания; достаточно подавить в себе всякие притязания и желания и мы будем равнодушны к благам и хладнокровны к злу.

Мыслители-стоики в данном контексте вывели формулу счастья; последнее есть отношение, складывающееся между притязаниями и тем, что удается достигнуть человеку в действительности. Иначе сказать, согласно стоикам, счастье можно выразить в форме дроби, где числитель есть успех, а знаменатель - притязания; дробь будет возрастать при увеличении числителя и уменьшении знаменателя. Отказ от притязаний делает человека счастливым; наше душевное состояние зависит от нас самих. "Приравняй твои притязания нулю, - говорит Карлейль, - и целый мир будет у твоих ног. Справедливо писал мудрейший человек нашего времени, что жизнь, собственно говоря, начинается только с момента отречения". От нас зависит только воля, учил Эпиктет, остальное нам не подвластно, а потому на последнее не надо рассчитывать и полагаться в своей деятельности. Стоическое правило счастья сводится к тому, чтобы мы оградили себя от всего того, что не зависит от нашей воли - тогда удары судьбы будут для нас нечувствительными. Личность становится неуязвимой, полагал Эпиктет, если ее содержание сужено; ограничение придает ей большую устойчивость. "Я должен умереть -хорошо, но должен ли я умирать, непременно жалуясь на свою судьбу? Я буду открыто говорить правду, и, если тиран скажет: "За твои речи ты достоин смерти", я отвечу ему: "Говорил ли я тебе когда-нибудь, что я бессмертен? Ты будешь делать свое дело, а я свое; твое дело - казнить, а мое - умирать бесстрашно: твое дело - изгонять, а мое - бестрепетно удаляться".

По этой же причине - от несоответствия между нашими требованиями и тем, что удается достичь - родится и всякое страдание. Человек впадает в отчаяние, гнев или уныние от того, что нашел вещи другими, чем ожидал;

он, следовательно, обнаруживает этим свое незнание жизни и действительного мира, что, в свою очередь, свидетельствует о слабом развитии его разума и способностей суждения. Что же касается радости, то она бывает от за-

109


Часть I. Глава 2

блуждения: достигнутое желание обманчиво, ибо удовлетворяет нас не надолго; пройдет немного времени и с новой силой дадут о себе знать неудовлетворенные потребности. Радость эфемерна потому, что каждое обладание или счастье лишь на неопределенное время дается случаем "как бы взаймы" и в любой момент может быть потребовано назад. Как страдание, так и радость являются следствием ошибочного познания, поэтому истинный мудрец должен быть чужд как восторгу, так и страданию; никакое событие не может вывести его из состояния невозмутимости (αταραξία).

Шопенгауэр очень высоко ценил стоическую этику за реальную попытку "воспользоваться великим преимуществом человека - разумом - для важной и спасительной цели, чтобы возвысить человека над страданиями и скорбя -ми, которым подвержена всякая жизнь". Этим он и объясняет свое обращение к ней в разделе о разуме и его возможностях. Вместе с тем желание жить без страданий, ("блаженная жизнь") есть, по мнению Шопенгауэра, противоречивое воззрение, ибо стоики в свое наставление к блаженной жизни включали и совет о самоубийстве - на тот случай, когда совершенно невозможно освободиться от телесных страданий никакими философскими умозаключениями.

Также и У. Джеймс в своей теории личности, называя стоическую точку зрения "достаточно полезной и героической", полагает, что она "возможна только при постоянной наклонности души к развитию узких и несимпатичных черт характера". Стоик действует только путем самоограничения; за всеми благами, какие можно себе присвоить, он отрицает значение таковых. Все узкие люди ограничивают свою личность, отделяют от нее все то, что не составляет у них прочного владения. Они смотрят пренебрежительно или даже враждебно на не похожих на них, либо не поддающихся их влиянию людей, хотя бы эти люди обладали великими достоинствами'.

С древнейших времен существует убеждение, что человек отличается от животных способностью мышления. Всем, что человек имеет в себе благородного и возвышенного, несмотря на свою животную природу, он обязан своим мыслям. Но хотя мысль и есть самое существенное, субстанциальное и действенное, она имеет дело с многообразными вещами, замечает Гегель. Однако самой "наипервейшей" следует считать ту деятельность мысли, которая направлена не на внешние вещи, занята "не другим", полагает Гегель, а "занята самой собою", т.е. исследует самое себя. Это есть самое "благородное" призвание мысли; на этом поприще она искала самое себя и самое себя открыла. Вся история человеческой мысли есть история нахождения мыслью самой себя. Иначе говоря, история человеческого мышления развивалась в направлении перехода от нерефлективного мышления к рефлективному. Когда мышление исследует чисто объектные отношения в ре-

' См.: Джеймс У. Личность. // Психология личности. Тексты. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - С. 68.

110


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

альной действительности и не задумывается над тем, как было получено это знание, такое мышление, безусловно, является нерефлективным; мысль как бы "погружена" в сам объект и не противостоит ему как нечто, отличное от него. В том случае, когда осознается потребность помимо предметного знания иметь ясное представление о способах его получения, когда возникает проблема обоснования знания и ставится вопрос о его истинности, налицо имеется рефлективное мышление. Как говорит Гегель, "с мыслью дело обстоит так, что только порождая себя, она себя находит". И здесь Гегель высказывает положение, которое в мировоззренческом плане - отношении мышления к бытию и самого понимания бытия - может быть расценено как революционный (своего рода коперниканский) переворот в философии. Гегель утверждает, что мышление может существовать, т;е. становится действительным в подлинном смысле слова лишь в том случае, когда оно осознает себя, размышляет о себе и предстает самому себе в качестве объекта ("дело даже обстоит так, что лишь тогда, когда она (мысль - Ю.П.) себя находит, она существует и действительна")1. В истории философии различные философские системы именно и следует понимать как движение мысли в направлении самосознания, когда каждая предшествующая философская школа закладывает основы для будущей через "акты порождения" мысли -превращение мышления в объект для себя посредством рефлексии; процесс самосознания, когда "мысль ставит целью открыть самое себя", есть работа на протяжении двух с половиной тысяч лет.

Гегель, пожалуй, как никто другой из мыслителей сумел дать наиболее емкое и образное понятие рефлексии. Рефлексия или свобода самосознания есть такое качественное состояние мышления, когда "природное сознание исчезает внутрь себя, и тем самым дух погружается в себя". Рефлексию он представляет как свет, который "превращается в молнию мысли, ударяющую в самое себя и создающую, исходя отсюда, свой мир"2. Используя этот удивительный образ Гегеля, можно сказать, что рефлексия есть такое состояние разума, когда мышление, подвергая самое себя творческому анализу, извлекает из своих недр новое знание о себе, служащее инструментом постижения бытия предметного мира. В предложенном определении рефлексии не следует усматривать моментов солипсизма по той причине, что человек с его мышлением помимо того, что он выделяется из природы, остается частью ее; познавая себя, человек одновременно познает и внешний мир.

Самосознание, по образному сравнению Гегеля, представляет собой особую культурную ценность; оно - "блаженство Запада", которого нет на Востоке. Европейский рационалистический стиль мышления предполагает в качестве обязательных категорий рефлексии "субъект" и "объект", которых нет

) Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. - С.72. 2 Там же. - С. 146. .

Ill


Часть I. Глава 2

в восточном мышлении. Уже с начала зарождения философии в древней Греции субъект мысли или Я понимался как некий единичный дух, который постигает свое бытие в форме всеобщего, а всеобщность есть отношение к себе. Категория всеобщего, в свою очередь, свидетельствует, что субъект мыслит понятиями социума, а потому он есть уже ставший, сформировавшийся в социальном плане индивид; в силу названных причин и бытие мыслится как социализированный объект, поскольку действительность, выраженная в форме понятия, есть исторический, социальный объект. В процессе эволюции греческого интеллектуального мира мышление, понимаемое как идея, трансформируется в понятие духа в германской христианской философии. Дух, как он трактуется Гегелем, принадлежит к сфере рефлективного разума, т.е. является такой субъективностью, которая знает себя; он "существует как дух лишь тогда, когда знает... то, что является его предметом, - а им является он сам"1. Процедуры удвоения мышления ("для-себя-бытие субъекта") и его снятия свидетельствуют, что в германском культурном мире, в отличие от греческого, четко оформилась идея противоположности между субъектом и объектом, мышлением и бытием, а также между природой и духом.

Рефлективное мышление как предмет философского анализа предполагает обязательную двойственность, которой нет в теории познания других наук. Рефлексия, как было сказано, состоит в размышлении, в размышлении разума над самим собой, в возможности мышления контролировать само себя и отдавать себе отчет в том, что оно знает. Подобная специфическая и уникальная деятельность мысли строится на удвоении: целостное мышление распадается на мышление отражающее и мышление отраженное; здесь мысль предстает в виде собственно мысли и мыслимой мысли. Подобно тому, как в человеке можно различать natura naturans и natura naturata - природу творящую и природу сотворенную, - когда natura naturans познает и находит себя в natura naturata (человеке), а человек находит себя в природе творящей, так и в мышлении в процессе его исторического развития наблюдается переход нерефлективного разума в рефлективный; последний предстает и как мышление, и как мышление о мышлении. Предварительно в интересах дела, т.е. в целях наиболее завершенного определения рефлективного мышления следует договориться и временно принять положение, суть которого в том, что при рефлексии субъект не выходит за пределы самого себя, а является исключительно замкнутым образованием - неким мыслящим, сознающим, воображающим я (я сам - me ipsum). В заданном контек-сте все явления реальной действительности рассматриваются только как факты сознания, как содержание мышления субъекта; их иное существование остается до определенного момента проблематичным и оказывается вторичным по отношению к реальности мышления. Например, когда субъ-

' Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. - С. 150.

112


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

ект видит на горизонте корабль, это еще не означает, что он вышел за пределы самого себя и установил контакт с внешним миром; корабль-галлюцинация и корабль-действительность существуют как факты сознания субъекта; они оба являются частью его разума и в этом смысле являются его мыслями (cogitationes). Внешний мир пребывает в нас, является частью нашего воображения, есть мое представление (Шопенгауэр). Все, что простодушному и неискушенному мышлению представляется как существующее во внешнем мире, само по себе, на что можно опереться в доказательстве существования не зависимой от нас объективной действительности, для рефлективного мышления предстает в качестве "внутренней фауны и флоры". С этой точки зрения "видеть" не означает выход за пределы своей субъективности, а предполагает отыскание в себе зрительного образа как части образа объективной действительности.

Рефлективное мышление представляет собой некое замкнутое образование или закрытую систему, в которую проникнуть из внешнего мира практически невозможно. Данное сознание всегда интериорно, поскольку обращено внутрь себя; оно едино в том смысле, что в нем мышление является для себя и субъектом, и объектом - мыслью, осознающей себя в качестве мысли. В рефлексии обнаруживается тождество субъекта и объекта с самим собой - высшая и полная "интимность" (X. Ортега-и-Гассет) меня с самим собой. Как интимность, я дан сам себе; в этом качестве - интимности - я пребываю самим собой и открываюсь самому себе. В таком состоянии нет ничего внешнего; рефлексия не допускает проникновения внешнего во внутреннее, ибо предположение обратного означало бы разрушение замкнутости. Если допустить, что в рефлективное мышление каким-либо образом проникает внешняя действительность, это будет означать, что одновременно с вторжением в сферу мышления посторонних явлений в нем исчезнет все сугубо интимное - чистое Я, тождественное самому себе и ведущее беседу исключительно с самим собой.

Обращенность на себя, характерная для рефлективного мышления, указывает на наличие особого атрибута, присущего этому типу мышления; таким атрибутом выступает индивидуальность, т.е. как раз его способность размышлять о самом себе, знать себя, проникать внутрь себя, быть глубоко внутренним. Атрибут самосознания закрепляется в понятии Я: с помощью него фиксируется мое собственное бытие, отличное от бытия другого. Я существую в той мере, в какой обращаюсь к самому себе, размышляю о самом себе, знаю себя и проникаю внутрь себя. В плане характеристики рефлексии - сокровенности как особой реальности мышления - нельзя не воспользоваться теми "образами идей", которые превращают философские изыскания X. Ортеги-и-Гассета в особую разновидность поэзии. Ортега-и-Гассет сравнивает рефлективное мышление, Я с соколом, "который всегда возвращается на руку, причем и сама рука-сокол, и Я состоит лишь в этом изменении направления полета - внутрь себя". Эта птица-мысль в своем полете оставляет

113


Часть I. Глава 2

небеса и пространства, чтобы возвратиться к себе самой и углубиться в саму себя. Абсолютная замкнутость рефлективного мышления, его контакт с самим собой делают его похожим "одновременно на дом и квартиросъемщика"; интимность, из которой состоит субъект самосознания, "заключение меня внутри меня" превращает "меня в тюрьму и одновременно в узника". Одиночество - удел рефлективного мышления; оно есть "материя" самосознающей мысли.

Античный реализм, как и наивное обыденное сознание, исходит из представления, что внешний мир с его материальными явлениями и процессами есть нечто реальное, осязаемое, в чем невозможно сомневаться; предметность космического окружения дает такому человеку опору в его жизни и рождает у него чувство уверенности, необходимое в практической деятельности. Такая философия есть "философия простодушия, райской невинности". Невинный человек - это тот, "кто не сомневается, не подозревает дурного, не остерегается, тот, кто всегда чувствует себя как первобытный или как античный человек в окружении природы, космического пейзажа, сада -и это Рай". Сомнение приносит в жизнь беспокойство, разочарование, скепсис, желание подвергнуть очевидные истины проверке. Таким сомнением и оказывается рефлективное мышление - эта "противоестественная выверну-тость" здравого рассудка. В связи с этим Ортега-и-Гассет рисует образ Ветхого Адама - сомневающегося мышления, изгнанного из Космоса-Рая. Уход из чувственной действительности оставляет мышлению только одну возможность - возможность погрузиться в себя, открыть свое собственное Я и свою субъективность. Открытие сознания означает для человека, что он не может существовать во внешнем мире наподобие животных - личность есть закрытое, интимное существо, и одежда символизирует границу между Я и другими людьми. По этому поводу Гегель говорит: "Первой рефлексией пробудившегося сознания было то, что люди заметили, что они наги. Это очень наивная и глубокая черта. В стыде именно заключается отход человека от своего природного и чувственного бытия" (§ 24).

Подводя итог экскурсу в область образных представлений рефлексии, можно воспользоваться еще одним наглядным воображением - рефлективным мышлением как зеркальным отражением. Рефлексия есть такая форма созерцания, когда мышление смотрится само в себя, как в зеркало, и видит в нем собственное отражение. При этом открываются новые горизонты, мыслящий субъект видит в себе "перекрещивающиеся миры", входящие один в другой, "беззвучные дали", "перспективы без эхо". Рефлексия - это отраженный мир мышления, некая призрачная плоть; ее можно только созерцать, но нельзя притронуться и почувствовать: здесь нет живой жизни и живой действительности, в которой "звучат голоса, где и я действителен". Если в мире рефлексии и можно услышать звуки, почувствовать запахи или увидеть цвета, то они не настоящие, а "вторичные" и "отраженные". Рефлективный мир обширен, .его размеры равны той вселенной, которая живет в

114


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

нас; однако вселенная эта призрачна и иллюзорна, ибо уже "пережита" нами. Рефлексия - это "мысль-двойник", удвоенная сущность, даже удвоенное существо. Будучи "вывернутой действительностью", лежащей на поверхности зеркального стекла, это мышление влечет нас к себе, как тайна, как бездна.

Мысль, видящая себя в мысли, это есть Я - думающий о самом себе человек. В рефлексии Я вижу себя, как в зеркале; в разных зеркалах могут быть разные призраки, но все они походят на меня и никогда не совпадают полностью друг с другом. Мышление не тождественно себе и в разные периоды жизнедеятельности человека имеет различные формы и содержание.

Об образах рефлективного мышления в определенной степени можно говорить как об утративших жизнь фактах сознания, но способных к повторной жизни; все они как бы пробуждаются, когда сознание из реальной действительности включит их в свою сферу, т.е. сделает предметом своей мысли. Можно сказать, что субъект из настоящего мира, подойдя к зеркалу, т.е. повторно переосмысливая свой внутренний мир, своим присутствием вызывает факты угасшего сознания к новой жизни, заставляет их говорить, чувствовать, переживать. Такое состояние напоминает жизнь мертвых -"неясное сознание своего Я, смутная память о прошлом и томительная жажда хотя бы на миг воплотиться вновь, увидеть, услышать, сказать..." (В. Брюсов).

В жизни встречаются случаи из области патологии сознания, когда рефлексия над мышлением протекает в обратном порядке: отражение становится отражаемым, а отражаемая система превращается в отражение. В маленьком шедевре В. Брюсова, рассказе "В зеркале", героиня в ходе трудной психологической борьбы со своей соперницей - своим изображением в зеркале - проигрывает ей и соглашается идентифицировать себя со своим образом и жить в зеркале. Она начинает вести новую жизнь как отражение, в то время как ее изображение живет в действительном мире. Но борьба продолжается, и героиня страшным усилием воли заставляет соперницу занять свое прежнее место, а сама вновь оказывается перед зеркалом и лишается чувств. Когда она приходит в себя, ее помещают в психиатрическую лечебницу, однако ей очень хочется вновь взглянуть в то зеркало, чтобы убедиться, что она не отражение, не призрак, а подлинная она сама - думающая обо всем этом.

Открытие такой необычной реальности, как самосознание с его субъективностью, безусловно, потрясает человека, ошеломляет его как личность; в свете рефлективного сознания совершенно в новом облике предстают действительность, бытие, материя; философское мышление с этих пор уже не может рассуждать о действительности безотносительно к субъекту познания и трактует предметный мир как онтологию (οντωσ), построенную в голове мыслителя. Открыв первичную реальность сознания, рефлективная философия вполне естественно на какое-то время "отвернулась от жизни" и погру-

115


Часть I. Глава 2

зилась в исследование самосознающего духа (νουσ). Но разве знакомство с "противоестественной вывернутостыо", чем в действительности является рефлективность, не является оправданием лишь временного ухода человека вглубь самого себя, спрашивает испанский мыслитель. Ответ на поставленный вопрос представляется вполне очевидным.

Философия "посвященных" - это "тайное" знание, эзотеризм, куда нет входа обычным смертным, но свободен путь только избранным - сделала выдающееся открытие, смысл которого не может быть понят без предварительной подготовки: мышление поглощает мир, а вещи тождественны чистым идеям. Начиная с Декарта, идя к Канту, двигаясь далее к Фихте и Шеллингу и получая полное завершение у Гегеля, рационалистическая философия совершенствует свою "противоестественную теорию", с помощью которой удается увидеть объективную действительность "наизнанку". Величайшее открытие идеализма сводится к тому, что в мире есть одна сущность, бытие которой коренным образом отличается от бытия остальных сущностей предметного мира - этой сущностью оказывается рефлективное мышление. В мире существует множество вещей, бытие которых определяется как "бытие-для-другого". Вся "звонкая и твердая действительность" -звуки, запахи, цвета, тела, атомы и т.д., и т.д. - существует для другого; бытие звука - петь, звенеть, кричать, шуметь, свистеть, рычать; бытие цвета -краснеть, зеленеть, синеть; бытие тела - давить, весить, утяжелять и т.д. Звук существует не для себя, а для уха ("...только музыка пробуждает музыкальное чувство человека; для немузыкального уха самая прекрасная музыка лишена смысла, она для него не является предметом..." - К.Маркс), цвет -для глаза, запах - для носа, тяжесть - для материальных предметов. Предметы "вещного" мира, как и живые существа только с рассудочной деятельностью не выделяют себя из окружающей действительности - их существование сводится к существованию для другого.

Античные мыслители знали только один способ существования бытия -бытие-для-другого или бытие в его внешнем проявлении. Подобное бытие есть некая тотальность, немыслимость; как метафизическая действительность оно есть всеобщность, поглощающая в себя все многообразие эмпирической реальности. То, что существует в таком бытии, не содержит мысли, какой-либо точки отсчета; пространственно-временные параметры объектов слиты друг с другом; в определенной степени данное бытие совпадает с понятием "ничто": существует все и одновременно ничто. Воздействуя друг на друга, вещи такого бытия проявляют свои свойства во вне, через свою "открытость" и доступность другому; явление бытия в античной философии поэтому называется обнажением, демонстрацией, "открытием"

('αλήθεια).

Декарт, а вслед за ним и критические философы обнаружили такое мышление, бытие которого сводится к бытию-для-себя, к самосознанию, к погруженности в себя. В противоположность внешнему бытию, бытию

116


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

"напоказ", известному древним, было открыто бытие внутреннее, уходящее само в себя и недоступное непосредственному наблюдению. Понятие "дух", "душа" (ψυχή) в древности употреблялось в ином значении: Пифагор, Платон под словом "дух" понимали очень тонкое вещество, более тонкое и чистое, чем то, которое действует на наши чувства. Душа представлялась в виде воздушной субстанции или огненного вещества. Даже первые учителя христианства (Тертуллиан, Ориген, Юстин, Арнобий), говорит Π.Α. Гольбах, считали душу материальной: она трактовалась как телесная субстанция. Лишь впоследствии теологи превратили душу и божество в чистых духов, т.е. нематериальные субстанции.

В новое время утвердилась концепция противопоставления мышления и бытия. Разум и материя, согласно этому воззрению, не имеют ничего общего между собой и, следовательно, не соприкасаются друг с другом ни в одной точке. Декарт разделил материальный и духовный мир; с этих пор идея внешнего и внутреннего бытия прочно утвердилась в европейском философском мышлении. Если в древности душа и материя определялись одно через другое - материя есть то, что воспринимает дух, а душа есть то, что одухотворяет материю, - то в философии нового времени - и в этом факте обнаруживается наибольшее расхождение с античной традицией - они противопоставляются друг другу, взаимоисключают друг друга. Мышление как бытие-для-себя называется с этого времени "со-знанием", "сознанием". Этимологически слово "сознание" означает, что мышление осознает себя, отдает себе ясный отчет в своей деятельности по получению знания, делает предметом мысли само себя, размышляет о себе. Мышление в подлинном смысле всегда рефлективно, следовательно, постоянно переходит в состояние самосознания; последнее и есть непосредственно сознание. Можно сказать, что у мышления две стороны, которые не могут существовать друг без друга:

в одном случае оно познает внешний мир - сторона, связанная с получением предметного знания, в другом - познавая действительность, оно делает предметом мысли само себя, т.е. собственную деятельность по получению знания - сторона, связанная с состоянием рефлексии.

Мышление реально также, как все то, что окружает человека и входит в его познавательный и практический опыт. Но бытие мышления не субстанциально, а скорее функционально; его невозможно наблюдать непосредственно, подобно вещам материального мира - в лучшем случае оно дает о себе знать по внешним проявлениям, будь то деятельность или обычное поведение (behaviour) человека. Мышление существует и не существует одновременно; пока оно не объективировано, оно существует только для меня, существует как внепространственная деятельность, направленная на идентификацию меня как личности, когда совершенно четко указываются границы, отделяющие "центр", т.е. Я от "периферии", внешнего, материального окружения. Если мышление способно выстраивать логическое суждение "я это я", то тем самым оно свидетельствует, что существует и существует ис-

117


Часть I. Глава 2

ключительно для себя, осознает себя посредством размышления о самом себе, проникает внутрь себя, делая себя объектом. Выше было отмечено, что эта картезианская идея получила систематическое теоретическое воплоще-' ние в философии "абсолютного идеализма" Гегеля. Для Гегеля является бесспорным факт, что если мысль "себя находит", т.е. способна превратить себя в объект мысли, стать мыслью о мысли, то "она существует и действительна", т.е. только в случае рефлексии мышление живет, действует, объективирует себя в конкретные формы, а вместе с ней живет и действует сам человек.

Бытие мышления как новая форма реальности заключается не только в бытии, но в бытии-для-себя: мышление существует как чистая рефлексия о самом себе. Самопознание, актуализация себя посредством удвоения, умение воссоздать для-себя-бытие - все эти состояния мышления возможны лишь при одном условии: они есть результат деятельности самой мысли. Бытие мышления отличается от бытия предметов внешнего мира своей динамикой, активностью, деятельностью; мышление существует в той мере, в какой оно действует внутри себя и способно отдавать себе отчет в этом, испытывать чувство жизни и не подвергать сомнению свою реальную действительность. Что же касается всех прочих вещей внешней среды, то их бытие статично и неизменно; оно определяется однозначными параметрами вроде:

"быть здесь", "находиться там"; подобное существование свидетельствует, что материальные вещи ограничены в выборе способов своего бытия и пребывают от века в одной форме - форме "расположения одного подле другого". Подобное метафизическое бытие равнозначно "ничто", ибо выходит за границы познавательной деятельности субъекта; о нем можно только отвлеченно мыслить, но нельзя сказать ничего определенного. В такой форме бытия мышление, если оно не объективировано, существовать не может.

Рефлективное мышление может рассматриваться как замкнутое образование, интериорное по своей сути, лишь до определенных границ; всякая их абсолютизация неизбежно приводит к неадекватному изображению не только самого мышления, но также и внешнего бытия. Если допустить, что человеческий разум представляет собой только чистую рефлексию, то в таком случае он не будет связан с внешним миром; по определению рефлексия есть мысль, обращенная на самое себя, есть мышление о мышлении (νόεσισ νοεσεοσ). "Размышление" (reflexio) предполагает критику представлений, сформировавшихся в сфере сознания под влиянием внешних воздействий. Как тождество мыслящего и мыслимого, рефлективный разум не выходит за свои пределы, но остается в кругу собственных представлений. Хотя ему и доставляет удовольствие вступать в "контакт с самим собой", в итоге подобная субъективность оборачивается "полным одиночеством", как говорит Ор-тега-и-Гассет. Декарт, открывший новую реальность - мышление в форме бытия-для-себя, - объективно оторвал его от внешнего мира, изолировал от вещей и явлений материальной действительности; рефлективный разум в

118


^ Образ философии в рефлективном мышлении человека

его рациональной философии предстал в виде острова, к которому не ведет ни один мост, переброшенный из природного окружения. В такой замкнутый в себе разум не может проникнуть живая действительность; подобное мышление имеет дело только с самим собой, навсегда оставаясь "огороженным участком". Мышление, обладающее способностью быть для себя бытием, в интерпретации Декарта превращается в некое "одиночество";

хотя каждое индивидуальное мышление есть "целый мир" и "всемирная история" (И.В. Гёте), в действительности оно не связано с другими аналогичными "мирами" и как "монада" пребывает в полном своем "заточении" в окружении безмолвного и безучастного Универсума.

Преодоление замкнутости рефлективного мышления, его бегства в себя возможно на пути снятия той рациональности, которая была характерна для философского сознания, начиная с XVI века. Для него типичным был взгляд, когда о чем бы ни шла речь - о человеке, познании, жизни, деятельности - происходила редукция к мышлению. Но существование мышления необходимо предполагает субъект, который мыслит; последний есть целостный человек во всем многообразии своих свойств: познавательных, практических, аксиологических, нравственных, эмоциональных. Человек не только мыслит, но и живет, практически действует, оценивает, переживает. Бытие в мире означает, что субъект находится в единстве с объектом и погружен в предметный мир изначально. Если мышление существует в качестве бытия-для-себя, то в такой же мере существует субъект и объект. Следовательно, рефлективное мышление существует как мышление целостного человека, который живет и действует в мире. Внешний мир есть, его бытие несомненно, и человек является частицей его. Но одновременно с этим следует признать и другую истину: мир становится для меня реальностью лишь внутри меня, он не может существовать без моей мысли о нем. Субъект и объект находятся в отношении диалектического единства: я принадлежу миру, а мир находится во вне. Поэтому, познавая себя, мышление познает и внешний мир; в этом заключается сущность рефлективного разума.



glava-tretya-v-plenu-tmi-pervaya-zheleznaya-zvezda-glava-vtoraya-epsilon-tukana.html
glava-tretya-vashego-pozvonochnika.html
glava-tretya-vladislav-tatarkevich.html
glava-tretya-vsem-po-tajne-kir-bulichev.html
glava-tretya-yazicheskij-bog-smerti-aleksandr-bushkov-stalin-ledyanoj-tron.html
glava-tretya-zahariya-sitchin.html
  • college.largereferat.info/1-vozmozhnosti-detskih-bibliotek-i-yunosheskih-podrazdelenij-v-formirovanii-informacionnogo-prostranstva-stranica-2.html
  • control.largereferat.info/doklad-na-mezhdunarodnoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-inklyuzivnoe-obrazovanie-metodologiya-praktika-i-tehnologiya.html
  • spur.largereferat.info/krasnoyarskaya-sanatornaya-shkola-internat-publichnij-otchet-za-2013-2014-uchebnij-god.html
  • assessments.largereferat.info/dvoryanskoe-gnezdo-stranica-6.html
  • lesson.largereferat.info/provedenie-to.html
  • klass.largereferat.info/74-75-laak-ya-ter-l01-psihodiagnostika-problemi-soderzhaniya-i-metodov.html
  • uchenik.largereferat.info/agrarnij-vopros-v-programmah-politicheskih-partij-nachala-20-veka-chast-4.html
  • doklad.largereferat.info/vichislitelnaya-tehnika-v-uchebnom-processe.html
  • vospitanie.largereferat.info/zakon-om-stranica-20.html
  • bukva.largereferat.info/osobennosti-vibora-optimalnih-stomatologicheskih-materialov-implantacionnih-sistem-i-ortopedicheskih-konstrukcij-dlya-reabilitacii-bolnih-saharnim-diabetom-stomatologiya-14-00-21-stranica-2.html
  • desk.largereferat.info/orenburgskij-gosudarstvennij-universitet-stranica-16.html
  • universitet.largereferat.info/tema-arktika-povishenie-kachestva-obrazovatelnih-rezultatov-v-nachalnoj-shkole-cherez-fakultativnie-zanyatiya.html
  • textbook.largereferat.info/informacionnie-potrebnosti-starsheklassnikov-i-studentov-realizacii-programmi-informkultura-48-v-cbs-g-pervouralska.html
  • lesson.largereferat.info/potoki-v-visual-basic.html
  • turn.largereferat.info/osobennosti-ucheta-na-avtotransporte-kurs-tyumenskij-gosudarstvennij-universitet-rabochij-uchebnij-plan-3-kurs-specialnost.html
  • institute.largereferat.info/glava-1-rasslablenieigra-1-s-6-let-celi-fopel-k-kak-nauchit-detej-sotrudnichat-psihologicheskie-igri-i-uprazhneniya.html
  • control.largereferat.info/doklad-po-fizike-slovo.html
  • ucheba.largereferat.info/procedura-postupleniya.html
  • teacher.largereferat.info/gaudemus-latinskij-yazik.html
  • doklad.largereferat.info/vopros-5-v-a-chetvernin-problemi-teorii-prava.html
  • exchangerate.largereferat.info/antiglobalizm-5.html
  • letter.largereferat.info/o-gorodskoj-celevoj-srednesroch-stranica-3.html
  • holiday.largereferat.info/metodicheskoe-rukovodstvo-po-vipolneniyu-diplomnogo-proekta-dlya-studentov-specialnosti-080507-menedzhment-organizacii.html
  • upbringing.largereferat.info/kurs-01mpk-013-metodicheskoe-posobie-po-kursovoj-rabote-metodologiya-i-metodi-psihologo-pedagogicheskih-issledovanij.html
  • bukva.largereferat.info/pedagogicheskie-vzglyadi-dzhona-lokka.html
  • otsenki.largereferat.info/soderzhanie-hrapilina-l-p-d-e-n-prof-sherbakov-a-i-k-e-n-doc-s11-socialnaya-politika-uchebnik-pod.html
  • ekzamen.largereferat.info/sajt-steelguru-india-february-22-2009-plan-of-development-of-kazakhstan-oil-refining-plants.html
  • textbook.largereferat.info/istoriya-shkoli-kak-sredstvo-formirovaniya-cennostnih-orientacij-obuchayushihsya-na-urokah-anglijskogo-yazika.html
  • tasks.largereferat.info/191028-sankt-peterburg-ul-chajkovskogo-27-lit-a-tel-812740-70-98-telfaks-812740-70-99.html
  • letter.largereferat.info/mihail-vasilevich-ryabko-vipusk-6-25-k-prazdniku-11-maya-ns-patriarhov-noya-sima-i-yafeta-praroditelej-beloj.html
  • uchit.largereferat.info/tema-3-iskusstvo-italii-i-angliixviii-veka-konspekt-lekcij-po-istorii-iskusstva-9.html
  • kanikulyi.largereferat.info/zlotnikov-roman-car-fedor-eshe-odin-shans-stranica-6.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/programma-treninga-sovremennij-menedzhment-v-usloviyah-izmenenij.html
  • kolledzh.largereferat.info/5-seminarskie-zanyatiya-seminar-po-teme-2-mirovaya-valyutnaya-sistema-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-mezhdunarodnie.html
  • predmet.largereferat.info/regionalnie-novosti-v-oblasti-razvitiya-malogo-predprinimatelstva-za-period-s-08-02-2010-po-12-02-2010-stranica-3.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.